23:04 

по просьбе и вдохновению дорогого вице-адмирала...

Название: Танго длиной в отпуск
Автор: я, а были варианты?..
Пейринг/персонажи: Рокэ Алвасете (глаза самые синие, волосы самые черные), Ротгер Вальдес (улыбка самая ослепительная) и сочувствующие им лица
Рейтинг: R
Жанр: стебный романс или "кто кого?"
Дисклеймер: все не мое, все не мои, от всех обвинений отказываюсь! Даты у госпожи Создательницы глючили и без моего участия, посему от них отрекаюсь тоже.
Дополнительно: Спасибо нашему дражайшему господину вице-адмиралу за вдохновение и стимул.

Часть первая, вступительная.
О том, как приятно уезжать в отпуск и как полезно иметь самые синие в этом мире глаза.

13 день летних Волн, 383 год круга Скал, Марикьяра
Когда тебе девятнадцать лет, в седельной сумке лежит первый приказ об отпуске, на новом, с иголочки мундире теньента ни пятнышка, а в глаза, заставляя по-кошачьи щуриться, бьет безжалостно горячее, но почти родное солнце южной Марикъяры, можно без малейших сомнений решить, что жизнь прекрасна. Да и нужны ли в молодости какие-то сомнения, когда горизонт жизни просматривается до вечера дня сегодняшнего и ни минутой дальше? Обзор горизонтов показал, что предложить они могут пыльную дорогу с цветущими апельсиновыми и сребролистными оливковыми деревьями по обочинам, улыбчивых черноволосых девушек, не упускающих случая послать молодому теньенту полный интереса и обещаний взгляд, пьянящее, дарящее свежесть ощущение хвойного аромата все приближающегося моря и крылатую, бесшабашную, свободу с нотками безумства. Как не быть безумным, если в глазах плещется синева полуночи, а родовое проклятие, которое в скором времени опустится на плечи тяжелым плащом обещаний, присяг, долгов и обязательств, пока только предмет скрытой гордости, сродни обладанию скрытым знанием, или, скорее даже, неповторимым и очень редким цветом глаз?
Воспользовавшись задумчивостью всадника, вороной мориск замедлил шаг и сделал попытку свернуть в тень апельсиновой рощи, откуда соблазняюще для измотанного долгой жаркой дорогой коня веяло прохладой ручья и сочной травы. Маневр не удался, молодой человек в седле встрепенулся, встряхнул иссиня-черными волосами, широко улыбнулся палящему солнцу и пустил коня в галоп. В лицо ударил горячий восточный ветер, замелькала зелень листвы, потекла змеиными извивами песчаная лента дороги. Росио Алвасете не признавал промедлений – ни в войне, ни в любви, ни уж тем более в дороге.

2 день летних Молний, 383 год круга Скал, Оллария
«Отец! С прискорбием вынужден сообщить Вам, что ввиду ряда обстоятельств нынешний свой отпуск, который столь великодушно был дан мне маршалом фок Варзов, я не смогу посвятить выполнению сыновнего долга, то есть прямому и непосредственному общению с Вами. Также, боюсь, моей совести хватит и на то, чтобы не почтить своим визитом, как то подобает сыну и наследнику соберано, наш родовой замок и земли Кэналлоа. Дабы не доставлять Вам еще большего беспокойства, связанного с поисками меня по просторам нашей обширной – Создатель, храни Талиг и его маршалов! – державы, зная, как заняты Вы на новом для Вас посту супрема Талига, со всей должной откровенностью уведомляю Вас, что нынешний свой отпуск я намереваюсь провести в вассальном Вам марикьярском маркизате, непосредственно в порту Марикьяра. Остаюсь Вашим преданным и любящим сыном, Рокэ, маркиз Алвасете».
Соберано Алваро Алва с непроницаемым лицом отложил исписанный каллиграфическим почерком лист бумаги, пахнущий апельсинами, гвоздикой и морем. Перед мысленным взором, как живой, встал дорогой сын и наследник, глядящий на отца кристально честными, но очень наглыми синими глазами. Письмо было отправлено из порта Марикьяра две недели назад. С арифметикой у маркиза Алвасете все было в порядке: если даже соберано решит взыскать с него за столь вопиющее пренебрежение всеми обязанностями, к тому моменту, как это станет осуществимо территориально, отпуск закончится и теньент Алвасете отбудет на место службы в Торку, где распоряжаться им и спорить с его совестью сможет только маршал фок Варзов. Герцог Алва покачал головой и сдержано улыбнулся, несколько строк ровной вязью легли на белый лист бумаги. Он запечатал письмо и надписал «Торка, маршалу фок Варзов». Не один Росио умеет преподносить сюрпризы.

13 день летних Волн, 383 год круга Скал, Марикьяра
Что может сравниться с неповторимым, пряным, винно-терпким колоритом южных приморских городов? Где еще воздух в сиесту до хруста прозрачен от невыносимого жара солнца и камней мостовых, а ночами густ и полон запахов моря, гортензий и южной страсти? Где еще так звонко поют цикады, вторя рвущим душу струнам гитар? Где еще вино дешевле пресной воды и не пить его – преступление перед собой и обществом? Где еще столь же сладки и пьянящи поцелуи, а пощечины не несут должного отрезвления? В трактире не спросят твоего имени и титула, если ты расплачиваешься звонким, как песня волн, серебром. Моряки не взглянут на твой чин, если ты способен достойно ответить на любую насмешку, не проиграть позорно в дуэли и попасть из пистолета в огонек свечи. Говоря проще, разве может найтись более подходящее и желанное место для теньента, получившего свой первый отпуск?
Теньент Северной армии Рокэ Алвасете обладал такими несомненными достоинствами, как молодость, наглость и необычайная удачливость, и это все не оставляло ни малейших сомнений в том, что три недели свободы не будут потрачены напрасно. Порт Марикьяра встретил гостя белокрылой голубиной стаей, поднятой с нагретых камней мостовой бодрым цокотом копыт мориска, и живым, пестрым шумом голосов. Росио вслушался в эту до странного мелодичную какофонию и губы сами собой растянулись в блаженной улыбке. Кто бы мог вообразить, что он будет так рад вернуться почти домой, к этому теплу, мелькающей пестроте красок, шквалу неугасающее ярких эмоций по поводу и без оного и невыносимой легкости бытия.
- Берто, негодник, куда ты потащил мой апельсин! Один убыток от тебя, мерзавец!
- И это говоришь мне ты после двадцати лет совместной жизни?!
- Дуэль, сударь! Этим вечером Вам не удастся лишить меня хорошей драки!
- Дорогой, сколько лет, сколько зим! Давно не виделись, заходи, выпьем, поговорим!
- Такие ножки, красавица, просто созданы для танцев до рассвета!
- Сладости из Багряных Земель, очень вкусные! Во рту просто тают!
- А жалование платить будешь так же, как в прошлый раз, да?!
- Я по полгода тебя не вижу, хотя корабль из бухты не выходит!
- Слушай, что нам драться из-за какой-то бабы? Давай выпьем, а там разберемся!
- Купите лилии, господин офицер!
Рокэ наклонился с седла и кинул молоденькой сероглазой девочке мелкую монетку в обмен на букет мелких, ароматных и пачкающихся ярко-рыжим тигровых лилий. У любого здравомыслящего человека голова пошла бы кругом – недаром говорят, что все южане сумасшедшие. Росио родился на юге и рос там до своих семнадцати лет. Два года в холодной, чопорной столице и обледенелых горах Торки не смогли вытравить ни пожар кэналлийских страстей из его сердца, ни горячее безумство из головы, которую не по силам было остудить ни придворному этикету, ни ведру ледяной воды – излюбленному средству соберано Алваро. А теперь мир вокруг стал красочным, родным, знакомым и очень понятным, запах пестрых лилий щекотал нос, а кокетливые улыбки девушек заставляли гордо приосаниться.
Для полного счастья оставалось решить один очень простой, но насущный вопрос: где жить? Жалование теньента, несомненно, позволяло разбрасываться серебром в трактирах и кабаках, но на то, чтобы снять на три недели приличную комнату его уже не хватало. В Марикьяре, конечно, есть особняк Салина, и дядюшка с тетушкой будут в непередаваемом восторге от встречи с «дорогим Росио», который тут же окажется представлен на обозрение паре десятков чуть более дальних дядюшек, тетушек, дедушек, бабушек, кузенов, кузин и прочих неотъемлемых членов любой дружной марикьярской семьи. Затем последует дюжина представлений ему разнообразных очаровательных молодых девушек из приличных фамилий, каждое из которых будет отчетливо попахивать матримониальными намерениями. Нет, такая идиллическая картина совершенно не вязалась в воображении Рокэ с идеей хорошо провести отпуск.
Список же менее официальных, но более приятных вариантов поселения был краток: Рамон Альмейда, друг детства и сотоварищ по играм в абордаж, Хулио Салина, бывший однокорытник, Хорхе Дъегаррон, неоднократный сотрапезник и, как следствие, собутыльник, или же некая абстрактная красавица, которая захочет приютить у себя молодого офицера, но таковую сначала надо найти. Локации же первых трех были вполне определенны.
Солнечный шар медленно наливался закатной кровью и опускался в объятия моря, и поэтому поиск временного пристанища Росио решил начать не по месту жительства кого-нибудь из вышеперечисленных друзей, а в ближайшем, достаточно приличном на вид трактире. Общее впечатление картинки из энциклопедии по быту южных провинций Талига только подкреплялось двумя вазонами с охапками пахучих анемонов по обе стороны от крылечка и ни с чем несравнимым ароматом марикьярской смеси специй. Теньент Алвасете по-кошачьи довольно улыбнулся и направил своего мориска к аккуратной, как будто бы недавно поставленной, коновязи у входа трактира с поэтичным названием «Пьяная молния».
На входе букет лилий первым делом был с изящным поклоном вручен пожилой сеньоре в черной кружевной мантильи. Дуэнья, по всей видимости, давно посвятившая себя племянницам и дочерям, вспомнила внезапно, что она женщина, а счастливая улыбка, как известно, украшает в любом возрасте. Все прочие особы женского пола более интересующего Рокэ возраста были подвергнуты беглому, но внимательному и беспристрастному осмотру. Той самой девочки в окошке среди присутствующих не оказалась, впрочем, столь высоких запросов Создателю и мирозданию маркиз Алвасете и не предъявлял, ему вполне достаточно было красивых глаз и южного темперамента.
Маркиз, сопровождаемый мечтательными вздохами, приглушенным смехом и восхищенными перешептываниями за спиной, гордо, распушив хвост, преодолел расстояние, отделявшее его от стойки и, приняв непринужденно-эффектную позу, заказал бутылку Черной Крови, приготовившись к ожиданию менее значимых, чем аллюзия на святую Октавию, но от того не менее приятных сюрпризов судьбы.
В первом своем проявлении судьба оказалась банальна и незатейлива.
- Карьярра! Кого я вижу! Соберанито собственной персоной! Такой молодой, а уже теньент и в отпуске! – Рамон Альмейда заключил Рокэ в объятия. – Какими ветрами тебя к нам занесло?
- Попутными исключительно. Зовутся ветра приказ об отпуске от фок Варзов и небрежение моего дражайшего родителя, - маркиз улыбнулся честнейшей открытой улыбкой. Альмейда прищурился и расхохотался.
- Не повезло, я смотрю, твоим воспитателям и командирам!
- Ну что ты, Рамон! Я послушен и неприхотлив в обращении, - Росио разлил Черную Кровь по бокалам и протянул один Рамону. – Командованию со мной можно сказать повезло. Если ты успел забыть, я всегда был счастью и гордостью дома Алва, а теперь я еще и счастье и гордость армии Талига. За встречу? – он вопросительно выгнул брови, поднимаю бокал.
- За встречу! – жест его был встречен должным образом, дрожаще зазвенело стекло, багровое вино плеснуло на поверхность стола. – И плевать, конечно, что наше «счастье и гордость» мало кто именовал иначе, чем тотальное бедствие.
- О, Вы мне льстите!.. – Рокэ изобразил на лице куртуазно-придворную улыбку, но реплику его оборвала новая волна смешков, вздохов и перешептываний. Альмейда глянул маркизу за спину и присвистнул.
- А вот это гордость нашего флота во всей красе!
Теньент Алвасете стремительно обернулся, в синем взгляде мелькнул ревнивый блеск племенного мориска, готового защищать свою территорию. Через зал небрежной морской походкой шел, сверкая лучезарной улыбкой и темными вишнями глаз не то кэналлиец, не то марикьярец в капитанском мундире. Девушки по обе стороны от прохода были щедро одарены горячими взглядами и мимолетными комплиментами. Гордость флота подошла к Альмейде и Рокэ.
- Вице-адмирал, мое почтение! – шутовской полупоклон. – Эй, там! Бутылку Черной Крови! Как твой груз вице-адмиральской ответственности, непомерных тягот и забот? Кстати, молодой человек, мы с Вами незнакомы. Ротгер Вальдес, капитан Ротгер Вальдес.
Неповторимый в своей сапфировой синеве взгляд и ослепительная улыбка столкнулись во взаимном, подчеркнуто вежливом расшаркивании. Росио завершил какую-то невообразимую фигуру поклона и, чуть заметно приподняв брови, представился.
- Маркиз Алвасете, к Вашим услугам.

@темы: Не любо не слушай, а врать не мешай.

Комментарии
2009-01-09 в 23:05 

Кэналлиец
«Я где-то читал о людях, что спят по ночам. Ты можешь смеяться. клянусь, я читал это сам.»
И продолжу стимулировать вас, мой друг, до написания продолжения.

URL
2009-01-09 в 23:08 

Кэналлиец, завтра-завтра)) прощай, моя сессия!

2009-01-09 в 23:10 

усмешка букв над обесчещенным листом. (с)
.Mariel. и моя тоже.) Люблю-не могу, ты подарил мне праздник!

2009-01-10 в 00:40 

Прошу прощения, что вмешиваюсь. Но я тоже настаиваю на продолжении. Правда, желательно, не в ущерб сессии: текст подождет, а родной деканат может и заартачиться... Но продолжения хочется, написано здорово. Алва такой юный и такой живой... На самом деле, мало кому удается поймать образ и "протащить" его в юность или старость. За одно это - браво. И стиль очень подходящий: задорный, даже, пожалуй, задиристый, свободный и колючий.
С подачи вас двоих я тут буду дневать и ночевать. Уж очень атмосферно. Цепляет. :)
P.S. На всякий случай: я пока прочел только первые четыре книги, а потому многого могу не знать. В частности, понятия не имею, прописывала ли Камша молодого Рокэ. Но если нет, его стоило бы прописать именно таким))))

2009-01-10 в 02:37 

Я не читала Камшу вообще. Ну почти.
Только изумительные пересказы Тьен склонили меня к этому делу...
Но удержаться не могу: какой очаровательный, живой, настоящий юный Алва!
Господи, боже!
Я тоже продолжения хочу!

2009-01-10 в 15:56 

Tje, Mara Tesh, спасибо за высокую оценку, очень приятно слышать такие отзывы))
Продолжение обещаю, с сессией тоже постараюсь не вступить в конфликт)

2009-01-10 в 16:42 

мария антуанетта в кедах
I do stuff and things
, не проиграть позорно в дуэли и попасть из пистолета в огонек свечи. Говоря проще, разве может найтись более подходящее и желанное место для теньента, получившего свой первый отпуск?
Мне кажется, или не проиграть позорно ни одной дуэли - будет смотреться чуть горманичней?

- Слушай, что нам драться из-за какой-то бабы? Давай выпьем, а там разберемся!
А!!! Горячие южные мужчины!!

Кстати, молодой человек, мы с Вами незнакомы. Ротгер Вальдес, капитан Ротгер Вальдес.
Джек Воробей. Капитан Джек Воробей! ©
***
- Ротгер, а как вы относитесь к тому, что молодой Алва увел у вас корабль?
- М... Нужно же моему любовнику хоть как-то самоутверждаться? ©

Простите, не удержалась.

Я хочу лето, на море и в старую Европу. а все вы, вы виноваты... И это прекрасно.
Ах, какие струны у гитары, ах, какая песня у костра... Вы делаете мне больно, дразните вкусностью и тут же отходите.
Пишите, пишите пожалуйста, а я встану в ряд поклонников, разверну транспарант и буду ждать.
Спасибо. Оно прекрасно.

2009-01-10 в 19:20 

Тё
Мне кажется, или не проиграть позорно ни одной дуэли - будет смотреться чуть горманичней?
Не кажется, отнюдь. Действительно в такой формулировке звучит лучше)

А!!! Горячие южные мужчины!!
Глаза - красивые, темперамент - южный))

Джек Воробей. Капитан Джек Воробей! ©
самая легкоугадываемая аллюзия в морской тематике))

- Ротгер, а как вы относитесь к тому, что молодой Алва увел у вас корабль?
- М... Нужно же моему любовнику хоть как-то самоутверждаться? ©

Я бы сказал, что все было слегка иначе... *задумчиво протянул маршал Алва, разглядывая перстни на руке* впрочем, отчего бы не быть и подобной художественной версии?))

Я хочу лето, на море и в старую Европу. а все вы, вы виноваты...
Сударыня, мы тоже страдаем от отсутствия южного колорита за окном, отрицательной температуры и снега.) Если в вашем Алвасете минус 18, никакое это к кошкам не Алвасете - что печально.

2009-01-10 в 19:47 

I do stuff and things
.Mariel.
Я бы сказал, что все было слегка иначе... *задумчиво протянул маршал Алва, разглядывая перстни на руке* впрочем, отчего бы не быть и подобной художественной версии?
Герцог-герцог, так кого из вас можно заподозорить в приувеличении?

Сударыня, мы тоже страдаем от отсутствия южного колорита за окном, отрицательной температуры и снега.) Если в вашем Алвасете минус 18, никакое это к кошкам не Алвасете - что печально.
В моем городе +2 и это печально. Никакая это, к кошкам, не зима.
Лопающиеся глаза - это очень грустно.
Впрочем, все проходяще и имеет свойство заканчиваться, так ведь?

2009-01-10 в 19:56 

Тё,
Герцог-герцог, так кого из вас можно заподозорить в приувеличении?
Зная нас, можно предположить, что обоих))

разумеется, так) а зима время хоть и мрачное в счет своего холода и бесконечности снега, но недолгое. одна маленькая ближайшая вечность - и начнется вальс под аккомпанимент капели, зацветут первые нарциссы.

2009-01-10 в 20:31 

мария антуанетта в кедах
I do stuff and things
.Mariel.
О, я в вас верю!

разумеется, так) а зима время хоть и мрачное в счет своего холода и бесконечности снега, но недолгое. одна маленькая ближайшая вечность - и начнется вальс под аккомпанимент капели, зацветут первые нарциссы.
[мрачно] До этого времени я сойду с ума.
впрочем, не столь важно. Спасибо вам за начало сказки, что же будет потом, а?

2009-01-10 в 20:34 

Тё
[мрачно] До этого времени я сойду с ума.
даже и не надейтесь, что мы Вам это позволим!

Спасибо вам за начало сказки, что же будет потом, а?
а потом будет, как указанно в жанре, веселая игра "Кто кого?.." и никаких спойлеров))

2009-01-10 в 21:07 

мария антуанетта в кедах
I do stuff and things
.Mariel.
я очень не хочу, но иначе не получается=(

а потом будет, как указанно в жанре, веселая игра "Кто кого?.." и никаких спойлеров))
тогда пишите, пишите=)
пожалуйста?

2009-01-10 в 21:28 

Тё, значит, на нашей совести Ваше спасение от зимнего безумия. Не надейтесь на что-то иное! Когда Вас любят - это страшно))

О, от процесса написания меня, кажется, уже ничто не способно оторвать)

2009-01-10 в 22:40 

I do stuff and things
.Mariel.
Когда любят - это прекрасно. Потамушта сам себя гне получается.

[села и ждет]

   

Срезал дорогой высокий стебель, cмотрел себе под ноги и видел небо...(с)

главная